ilka (17_april) wrote,
ilka
17_april

Ночное

Ночь — особенно уязвимое время. Она падает с неба резко, пикирует — и распластывается, придавливая тяжестью своего тёмного тела. Становимся ближе к земле — приземлённые — холодок пробегает стаей голубых мурашек, страхи расползаются по углам, шепчутся, агонизируют, совокупляются, тянут свои длинные липкие щупальца, оплетая соцветия нервных окончаний. Даже в ярком электрическом свете они напоминают о себе звуками: лаем собаки в уснувшем роддоме, бормотанием плетущегося под окном пьяницы, смехом и звоном пивных бутылок в общаге напротив, утробным кашлем соседа-курильщика на лестничной клетке (почему клетке? в неё заперты рабы своих привычек?), звяканьем вилки, соскочившей с кучи сохнущей посуды. Но больше всего, громче всего — мыслями. Мыслями-тревогами. Мыслями-ужасами. Мыслями-мечтами. Если везёт — и наваливает усталость, тянется вялый хмельной след от выпитой пару часов назад кружки тёмного, слипаются глаза от монотонных рядов букв — мысли сменяются снами. Жаркими беспомощными беспокойными снами с ноющими шрамами прошлого, с ожогами от щупалец страха, завывающей реальностью, изуродованной распоясанным воображением, с приступами паники, ежечасными просыпаниями и рефлекторными попытками ухватиться за что-то родное, надёжное, что утешит и заверит в безопасности. И так до самого рассвета. Потом можно расчитывать на несколько часов передышки, измученного сна без сновидений.
Страшно, дико отвыкла спать одна. Получается только такое — одичалое — одиночество.
Bittersweet, как всякое полезное лекарство.


Tags: brain speaks, photo, stuff, text
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments